Вишневый сад
ЛЬВІВСЬКИЙ АКАДЕМІЧНИЙ ТЕАТР ВОСКРЕСІННЯ
Lviv Academic Theatre Voskresinnia
 
 
 
    
 
 

Новости

           

        

 

 бюллетень  Зарегистрируйтесь     отписаться

 

        Афиша Спектакли Золотой лев История Труппа Download FileПартнеры Контакты

Гран-при Международного театрального фестиваля "Белая вежа" в Бресте (Беларусь)                                Награда жюри на Х Международном театральном фестивале "Голоса истории" в Вологде (Россия).
Вишневий сад -  поставлен по мотивам пьесы А. П. Чехова

Действующие лица и исполнители:

Любовь Раневская Алла Федоришин Засл. артистка Украины/ Наталья Марчак, Аня - дочь Наталья Марчак/ Наталя Лукашонок, Варя - Шарлотта - Дуняша Татьяна Ткаченко,
Гаев Леонид Андреевич, брат Раневской -  Владимир Геляс/ /Ярослав Федоришин
Лопахин Ермолай Алексеевич, купец - Владимир Губанов
Фирс, лакей, старик Петрo Микитюк, Трофимов Петр Сергеевич, студент- Юрій Пилипчук,Яша, молодой лакей -
Тарас Юрычко,Симеонов- Пищик Борис Борисович, помещик - Владимир Чухонкин, Гости, прислуга -  Евгений Петров, Сергій Чигис/Василий Булат, Ярослав Корнийчук.

 

Все на свете имеет свое начало и конец. Закон природы в том, что человеческая жизнь подчиняется этому закону. Наши мечты и желания опреежают время. Мы думаем, что все еще впереди, как говорил А.П.Чехов, а оказывается, что все уже позади.
Вишневый сад цветет раз в году. Он символ прекрасного, которое быстротечно. Его невозможно остановить, как невозможно остановить время, молодость, детство. Все это в постановке Львовского театра «Воскресиння». Мы видим неимоверно романтичные сцены, которые разыгрывают актеры театра. Мы смеемся и плачем вместе с героями А.П.Чехова. Летит время, и вместе с актерами зрители задумываются над тем, что прекрасное существует в каждом из нас и вокруг нас.

Тема прекрасного, которое так быстро проходит, – центральная в спектакле. Зрители увидят невероятно красивую грустную постановку, в которой задействованы почти все персонажи пьесы, но звучит всего несколько ключевых реплик. Особый акцент спектаклю придают сцены с ходулистами, огнем и водой . (длится 60 минут)

   Режиссура и музыкальное оформление Ярослав Федоришин Засл. деятель искусств Украины
Сценография и костюмы Алла Федоришин Засл. артистка Украины. Свет: Ярослав Федоришин / Кшиштоф Дубєль, звук: Сергій Кондратович
      .  
 
 

 Не подводя итогов/XI Международный театральный фестиваль "Мелиховская весна"

Настоящий фурор произвел «Вишневый сад» Львовского академического духовного театра «Воскресиння». Игрался он на центральной площади города Серпухова, поразив зрителей мощью творческого натиска. Огромный подиум, а в стороне остатки песка с какими-то кубиками - когда-то трогательная детская песочница, а теперь просто заброшенная и забытая где-то на заднем дворе кучка неубранного мусора.
Раневская появляется торжественно и почти царственно сходит с высоты. Вот только в масштабах площади и воздвигнутой мрачной громады она кажется особенно маленькой и хрупкой. И встречают внизу - такие же маленькие, легко угадываемые домашние: вот юная Аня, престарелый Фирс, домовитая Варя, нелепый Петя... Выделяется Лопахин - мощный, красивый, сильный парубок с вольными размашистыми движениями и диковато-звериной пластикой. Отодвинув всех, он легко подхватывает Раневскую и играючи крутит ее в воздухе, как малышку.
Высокие (чуть ли не вдвое выше человеческого роста) металлические вешалки на колесах увенчаны цветущими ветками вишни. Когда с ними здороваются и их обнимают - это сад, двигают и устанавливают в два ряда - аллея, а когда сдвигают и ставят в правильный четырехугольник вокруг бывшей песочницы - это уже могила. Впрочем, это позднее, ближе к концу представления. А пока - музыка гремит, фейерверки взлетают, персонажи бегут, прыгают, танцуют. Но появляются какие-то странные зловещие фигуры на ходулях в длиннющих жемчужно-серых, поблескивающих балахонах с многометровыми бильярдными киями в руках. Они касаются ими то одной головы, то другой, и бедные обитатели вишневого сада, как шарики, перекатываются туда, куда направлено было движение кия. Угроза ниоткуда - непонятная, необъяснимая, абсурдная. Они складывают свои непомерно длинные палки в четырехугольник и поднимают на него Раневскую, и она в воздухе перебирает ногами - как в дурном сне, когда бежишь и убежать не можешь, кошмар, от которого просыпаешься в панике с колотящимся сердцем. И вот уже на руках огромные железные пятерни, горящие на концах. Лопахин лентою обвязывает дом. Впрочем, дома-то и нет - такой лентой полицейские пользуются, огораживая место преступления. Этим Лопахин и занимается, очерчивая зону своего влияния. Вишневый сад поджигают. Несут коромысло с ведрами, но вместо воды в них огонь. И Лопахин льет этот огонь на землю, а закопченные, задыхающиеся Раневская, Варя, Шарлотта, Фирс пытаются его затоптать. Раневская чем дальше, тем больше прихрамывает, и уже с середины спектакля она - хромоножка с переваливающейся походкой подбитой уточки (или чайки?). Лопахин вновь подхватывает Раневскую и снова крутит ее в воздухе, но уже не любовно-шаловливо, как в начале, а по-хозяйски уверенно и принудительно. В этом чудятся насилие, угроза, неотвратимость. И эта тема нарастает до почти набатного звучания. А с неба гул, грохот, налет... И всполохи огня... И беспомощные, мечущиеся люди, из последних остатков слабых сил пытающиеся спасти то, что спасти невозможно...
Отъезд решен как эмиграция, обрекающая на привязанность навек. Саквояжи, чемоданы, баулы с помощью веревок спущены с высокого подиума на землю, но отвязать их забыли. И когда персонажи подхватывают их, чтобы уйти, они «уходят, не уходя». Гибкие ленты их не отпускают, втягивают назад, перепутываются, и все остаются привязанными. И только стелется ядовито-желтый дым от праздничного фейерверка, да Фирс в длинном рваном черном пальто, обвязанный каким-то белым бабьим платком, притулился у «могилки».
При всей изобретательной броскости приемов, в этом действе ничего от шоу и все от театра. Каждый прием обременен смыслами, оправдан высоким напряжением актерского существования. Актерские работы - одна лучше другой. Перед нами спектакль-формула, спектакль-конспект, образная выжимка из пьесы, из жизни, из судьбы. Спектакль, суммирующий и подводящий итог всему двадцатому веку. Этот спектакль непременно нужно видеть. И если нельзя его вывезти в Москву, то надо ехать во Львов и смотреть, в какой замечательной творческой форме Львовский академический духовный театр «Воскресиння» встречает свое двадцатилетие.
Теплую весну сменило жаркое лето, и фестиваль «Мелиховская весна» остался в прошлом. Впереди осень, потом зима, а следом, дай-то Бог, новая весна, новые чеховские постановки и новые зрительские впечатления. Шалимова Нина


Культура Вологодской области.                                                                 Вечером в Консисторском дворике Вологодского Кремля зрителей ждал спектакль «Вишневый сад» Львовского академического духовного театра «Воскресiння». Минимум слов и максимум зрелищного действа со взрывами, обливаниями водой, фейерверками и дымовыми завесами… Речь идет не о цирковом представлении, а о постановке классического текста – пьесы «Вишневый сад» А. П. Чехова. Основные сцены хрестоматийной пьесы вполне прослеживаются. Вот Раневская возвращается из длительного путешествия, а потом сорит деньгами, отдавая последние нищим… Все персонажи пьесы отчетливо узнаваемы – и Фирс, умирающий, всеми забытый старик, и Аня, принимающая ухаживания Пети Трофимова, и бесподобно сыгранный Лопахин, нервно празднующий победу и вырубающий сад… И Варя, и Яша…
Театр, соседствующий с цирком, клоунадой, файер-шоу – так отзывались вологодские зрители о постановке Ярослава Федоришина, но отмечали, что смотрелось действо гармонично и на одном дыхании.

   

Серпуховский   САДОВОЕ ТОВАРИЩЕСТВО «БАЛАГАН»

XI Международный театральный фестиваль «Мелиховская весна» открылся двумя спектаклями сразу: один - «Дачный театр Антоши Чехонте» в музее-усадьбе Мелихово, другой - «Вишневый сад» в Серпухове. В год празднования 150-летия великого русского писателя на фестивале зрители также увидят спектакли: «Невеста» режиссера Анны Неровной (Московский драматический театр «Бенефис»), «Невесту» Александра Гутьерреса (Камерный театр им. А.П. Чехова, Мадрид), «Тайные записки тайного советника» Михаила Левитина (театр «Эрмитаж»), «Чайку» Виктора Гульченко (театр «Международная Чеховская лаборатория»), «Дядю Ваню» Леонида Хейфеца (Одесский русский драматический театр им. А. Иванова) и «Вишневый сад» Ярослава Федоришина (Львовский духовный академический театр «Воскресенье»). Собственно о последнем и пойдет речь…

За сто с лишним лет чего только не делали с чеховским «Садом»! После постановки великого Анатолия Эфроса, которая была в большой степени про Лопахина — Владимира Высоцкого, и после колоссального спектакля Някрошюса, главным героем которого был тоже Лопахин, но в исполнении Евгения Миронова, появился «Вишневый сад» про Раневскую, где на первый план вышла Рената Литвинова. А вот украинский режиссер Ярослав Федоришин пошел еще дальше: он поставил свой сад без главных героев. Аукцион он решил провести на улице. В Серпухове это вообще получилось символично, потому что действо развернулось на площади Ленина около Гостиного двора. Как известно, ранее здесь была торговая площадь. Словом, торги вишневым садом проходили на своем месте.
Теперь немного об авторе нового «Сада». Ярослав Федоришин ­ один из самых востребованных за границей режиссеров Украины. Театральному делу он учился в Харьковском театральном институте им. И. Котляревского у Всеволода Цветкова, а также в Московском институте театрального искусства у легендарного режиссера Анатолия Эфроса. Двадцать лет назад он создал Львовский духовный театр «Воскресение», через два года ­ организовал во Львове международный театральный фестиваль «Золотой Лев», который за годы его существования посетило с гастролями более 300 театров из 60 стран мира. «Золотой Лев» проходит как фестиваль уличных театров и как фестиваль театров в традиционных закрытых помещениях. Ярослав Федоришин и «Воскресение» участвовали и во многих международных фестивалях: эдинбургском «Фриндж», Международном фестивале экспериментальных театров в Каире, польском «ФЭТ», белорусском «Бела Вежа» и других. Теперь к 150­летию Чехова театр Федоришина присоединился к московским театральным программам, посвященным великому юбилею.

Насчет изюминки тут я не соглашусь с режиссером – эдакий цирк на площади не может, по­моему, вообще называться спектаклем. В постановке Федоришина нет гениального текста Чехова, нет драматургии, игры актеров, здесь все это с лихвой заменили файер­шоу от крестьян Раневской и салютом от Гаева. Все происходит на воздухе: совсем другой масштаб, другая энергетика, другой расчет. Здесь работает огонь, вода ­ все элементы стихии, такие средства, которые не могут работать на сцене, ­ поясняет автор спектакля. ­ Из­за того, что постановочные территории огромные ­ улица, площади ­ для декораций могут быть использованы только большие конструкции. Еще одно отличие: в постановках задействованы не драматические актеры, а ходулисты, акробаты, клоуны и прочие. В уличных постановках нет текста, режиссер должен все отобразить исключительно визуальным рядом, а актеры, работающие на улице, должны быть подготовлены физически ­ это опасная работа.
Работа, может, и опасная, и даже зрелищная, но это не театр, а, скорее, пародия или просто балаган. Балаган ­ жанр демократичного ярмарочного спектакля — грубоватое, часто комическое зрелище с сатирическими мотивами, основанное на рифмованных прибаутках, балагурстве, и снабженное различными шумовыми эффектами. Получил свое название от постройки­балагана. Причем, вот этих шумовых эффектов в «Саду» предостаточно. А то, что режиссер не добрал салютами, ходулями, масками, то он с лихвой перекрыл практически голым Лопахиным и силачем­клоуном Фирсом. В свое время критики поругивали Марка Захарова, мол, поставил не комедию «Вишневый сад», а комикс… Украинский режиссер пошел дальше – он сделал из Антона Павловича грубый фарс­цирк. Конечно, новаторство в театральном деле допустимо, но подобные эксперименты превзошли все ожидания. Вначале публика недоумевала, интересуясь, когда начнется спектакль, потом просто смотрела на фейерверки и слушала буффонадную музыку.
Смотреть украинский «Сад» было тяжело еще и потому, что приходилось стоять два часа , сидячие места были предусмотрены только для попечительского совета, куда входят достаточно известные люди нашего города. В толпе недоумевали по этому поводу: “Неужели скамеек больше в городе не нашлось?». Скамейки, может, и нашлись, но зачем их устанавливать для людей? Они и так схавают все... Детишки тоже силились увидеть зрелище, но малый рост им этого сделать не позволил. Разочарованные, они покидали площадь, где в это время…
«Многоуважаемый шкаф» ­ становится обыкновенным «купе», которое отыщется в любой нашей квартире. Любимая детская спальня Раневской предстает корзиной для грибов. А все герои усаживаются в огромных тележках из супермаркетов. В финале постановки эти неестественные средства передвижения персонажей обратятся в решетки для окон поместья Раневской. Кто кого заключил в тюрьму, для меня осталось тайной

     

Zawartość tej strony wymaga nowszej wersji programu Adobe Flash Player.

Pobierz odtwarzacz Adobe Flash

 

ТЕАТР НА УСАДЬБЕ
Верхом ироничного чеховского взгляда на абсурд жизни стал площадной спектакль «Вишневый сад» в постановке Львовского академического духовного театра «Воскресиння». Талантливый режиссер Ярослав Федоршин образно выразил идеи драматурга: актеры играли молча, выражая действиями, жестами и мимикой все, что можно было бы сказать. За весь спектакль зрители услышали из «Вишневого сада» всего три фразы на четырех языках, но все сопереживали героям, задумываясь над происходящим в душе человека. Возможно, кому-то подобная трактовка чеховской классики показалась слишком вольной, но она не может не вызывать восхищение фееричной метафоричностью и богатой наполненностью образами. «Это замечательно, что возникают новые трактовки видения чеховских пьес, новые смелые идеи, которые не связаны с привычным восприятием, — сказал директор фестиваля В. Байчер, — они дают новый импульс сценическому искусству и усиливают интерес к фестивалю. Моя Столица Елена КАРЧЕВСКАЯ

 

Серпуховский Стучат топором по дереву
“Дачи и дачники – это так пошло!..” Слова Любови Андреевны Раневской из пьесы Чехова «Вишневый сад» сейчас кажутся странными. Дача для многих сограждан вожделенна и является признаком достатка. Но вспомним, что в пьесе дачи должны будут появиться после продажи имения и вырубки вишневого сада… Что же нового можно сказать современному зрителю? Чехов читан-перечитан, обыгран тысячи раз. И все же снова и снова к нам приходит «Мелиховская весна» – уже ХХI Международный театральный фестиваль в Московской области. Число участников с каждым годом растет. В нынешнем году 18 спектаклей представили театры России, Украины, Беларуси, Болгарии, Испании, Франции. Благодаря усилиям Главы Серпухова П.В.Жданова и театральной общественности фестиваль проходит не только в музее-заповеднике в Мелихове, но и в нашем городе. Грандиозное представление пьесы «Вишневый сад» показали артисты Львовского академического духовного театра «Воскресиння» (Украина) в прошлую субботу. Спектакль во всех отношениях необычный. Во-первых, он прошел под открытым небом на площади Ленина. Во-вторых… Впрочем, особенностей было так много, что их просто не перечислить. Перед спектаклем выступили известный театральный деятель Владимир Григорьевич Байчер и Глава Серпухова П.В.Жданов. В.Г.Байчер сказал о теплых, искренних отношениях с администрацией города и замечательной организации фестиваля. Павел Владимирович напомнил: «В дни празднования 65-летия Победы в Серпухове были высажены 560 деревьев и 65 кустов элитной сирени. Только созидая, мы сделаем счастливыми наших детей». Созидание и уничтожение… Эта борьба противоположностей ярко воплотилась в спектакле. В нем было все: гиперболичность и фантасмагория, скоморошество и огненная феерия, трагедия и фарс, клоунада и цирк. Действие передавалось через пантомиму, мимику и жесты. Площадь озарялась факелами, фейерверком. Казалось, горело все – слезы огня на асфальте, вспыхивали деревья, а в руках актеров свечами искрились длинные пальцы. И рефреном с середины спектакля звучали слова Лопахина: «Двадцать второго августа будет продаваться вишневый сад. Думайте об этом!.. Думайте!..» Думали герои пьесы, метались – кто в горе, а кто и в радости: Аня и студент Петя, Варя и Гаев. И сама Раневская с кучей чемоданов, и Фирс – слуга, оставленный умирать. И стучал топор по дереву. А вишневые деревья горели. Думать пришлось и зрителям. Конечно, для восприятия спектакля нужно было знать текст. Многие ушли с одной мыслью: «Надо перечитать». Уже хорошо.Аплодисменты, цветы, благодарность зрителей… Благодарили режиссера Львовского театра Ярослава Федоришина. Его талант открыл новые грани искусства, открыл нам нового Чехова. Концепция спектакля умещается в его словах: “Жизнь как капля воды. Прошлое уходит. Мы говорим о будущем, но сейчас вот жизнь уходит, как уходит вишневый сад. А Чехов - это космический автор. Он откровенней Шекспира…” Чехов – наш современник. Понимаешь это, услышав стук (нет, гул) топора. Чтобы выстроить и продать дачи, коттеджи, дома-крепости, вырубаются леса в заповедниках. Сейчас, не в прошлом, которое ушло и уже не вернуть. «Необходимо отдать в аренду под дачи и вишневый сад, и землю. Денег вам дадут сколько угодно» (Лопахин). Трагедия, жутко современная, и прозвучала в удивительном спектакле под открытым небом. Надеемся, что фестиваль «Мелиховская весна» в Серпухове еще не раз порадует наших благодарных зрителей.
Агентство Новостей Подмосковья

 

 

жюри на Х Международном театральном фестивале "Голоса истории" (mp3)   Фотографии для скачивания
отзывы
11 Международный театральный фестиваль «Мелиховская весна» (mp3) Список основных фестивалей, где Вишневый сад был представлен

Zawartość tej strony wymaga nowszej wersji programu Adobe Flash Player.

Pobierz odtwarzacz Adobe Flash

 

Герои "Вишневого сада" танцуют на ходулях в "немом спектакле" по Чехову

XI Международный театральный фестиваль «Мелиховская весна» открылся необычным спектаклем по классической пьесе Антона Чехова в постановке Львовского академического духовного театра «Воскресиння». «Вишневый сад» в украинской трактовке сжигают, а не рубят. Герои за все время спектакля не произносят ни слова и передвигаются на ходулях.
«Герои не говорят. Они молчат о том, о чем они молчат в пьесе Чехова. На сцене мы видим лишь фантазии персонажей. Я поставил героев на ходули, потому что духовно они выше этого сада», — рассказал РИА Новости режиссер спектакля Ярослав Федоришин.
Действо развернулось на площади Ленина в Серпухове. Формат «уличного» театра — еще один новаторский прием украинского режиссера.
«Я строю театр на сегодняшней энергии актеров, и каждый день они играют по-разному. Поэтому театр не может быть классикой, спектакли всегда должны быть сегодняшними, современными», — пояснил Федоришин.
Культура, rian.ru

Мельпомена Таврии.                                                                                        Последним, на Театральной площади, шёл спектакль «Вишнёвый сад», А. Чехова в постановке Львовского академического духовного театра. Даже не зная о чём пьеса, происходящее вливалось и понималось зрителями. Актёры как живые декорации, сочетание света и звука; всё понятно: помещичий сад, воспоминания детства, тоска за роскошной жизнью, любовь. Зрители занимали любые места чтобы увидеть, проникались, спектакль затрагивал, втягивал почувствовать драматургию Чехова. ИА «Херсонцы»

   
 

 

 

   
 

GALLERY